alexjourba: (Default)
Зоя Федоровна Скляренко, Челябинск, 1930 год


1. История Поли Вишняковой (1890-1914) DW LJ
2. Судьба Федора Скляренко (1914-20) DW LJ
3. Революция, старший брат и его семья (1915-20) DW LJ
4. Квартиранты (1920-23) DW LJ
5. Горсад, семья Колбиных (1924-26) DW LJ
6. Тетя Поля и Центральный Рабочий Кооператив (1925) DW LJ
7. Рассказ о сватовстве (1925) DW LJ
8. Семейные дела, первое сшитое платье (1925-29) DW LJ
9. Семилетняя школа (1927-30) DW LJ
10. Снос пашутинских домов и жизнь у родственников (1930-31) DW LJ
11. Работа в ЦРК, первая любовь, новое жилье (1930-32) DW LJ
12. Химическая лаборатория ЧТЗ, дом ИНОРСа (1932-34) DW LJ
13. Чимэсх, знакомство с мужем и начало семейной жизни (1934-38) DW LJ
14. Рождение Жени и работа в химической лаборатории (1938-40) DW LJ
15. Семья механизатора в Зауралье (1941-43) DW LJ
16. Варлаково (1943-44) DW LJ
17. Начало жизни в Кургане (1944) DW LJ
18. Курган, конец войны (1945) DW LJ
19. Жизнь и смерть (1946-47) DW LJ
20. Лаборант и сваха (1949-50) DW LJ

Михаил Игнатьевич Вишняков - мой прапрадед из Челябинска DW LJ

Как и воспоминания деда, воспоминания моей бабушки я несколько отредактировал, убирая повторяющиеся описания и восстанавливая последовательность событий. Позже я добавлю в посты еще несколько старых фото и, возможно, выложу еще несколько фрагментов текста и отрывков из писем - о судьбах людей, упомянутых в воспоминаниях - семьи Рааб, Колбиных и т.д. - но оглавление будет храниться здесь
alexjourba: (Default)
Зоя Скляренко - лаборант хим.лаборатории, Челябинск, 1934 год


Владимир Кондратьевич устроил меня на тот же Опытный тракторный завод в Отдел главного механика. Там я выполняла конторскую работу, иногда копировала чертежи, носила на анализ образцы сверленых металлических деталей, образцы земли, угля в химическую лабораторию на территории завода. Меня очень заинтересовала работа этой лаборатории.

Я с завистью смотрела на девочек лаборанток в белых халатах, которые ловко оперировали с хрупкими, прозрачными колбами и фарфоровыми чашками. Что-то взбалтывали, фильтровали, кипятили, выпаривали и прокаливали в муфельных печах при большой температуре, а потом взвешивали на аналитических весах.
Всё это так манило меня своей таинственностью и необычностью, что я стала просить Владимира Кондратьевича устроить меня в эту лабораторию. И вот мечта моя исполнилась, меня взяли туда ученицей лаборанта-химика.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко о жизни в Челябинске, 1932-34 )
alexjourba: (Default)
Зоя Скляренко и ее мать, Пелагея Михайловна Вишнякова, Челябинск, 1932 год


После окончания семилетки в августе 1930 года я поступила работать в ЦРК - центральный рабочий кооператив. Таких нас девочек, там было несколько. Поручили нам разбирать по купюрам бумажные деньги. В стране не было металла, чтобы выпускать металлическую мелкую монету, поэтому печатали на бумаге, но бумага быстро рвалась и приходила в негодность, их в конторе целые вороха. Они все мятые, порванные. Мы, девочки, разбираем эти "монеты" по достоинствам и подсчитываем. Потом эти "деньги" уничтожались - их сжигали.
В сентябре 1930 года меня перевели работать конторщицей в студенческую столовую. Одна добрая женщина счетовод в ЦРК научила меня считать на счетах. В конторе был главный бухгалтер и штат 3 человека. Мне в это время было 15 лет.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко о жизни в Челябинске, 1930-32 )
alexjourba: (Default)
Зоя Скляренко и Эмма (Ирина) Рааб, Челябинск, 1931 год


В 1930 году наш родовой участок земли с собственными домами оказался в центре разросшегося Челябинска и по генеральному плану застройки на этом месте было решено строить здание Центральной гостиницы. На этом участке собственно нашими являлись два пашутинских дома и каменное здание кузницы с мастерскими, приспособленное под жилой дом для нас с матерью.
Кроме того здесь же стояли два дома Татьяны Кузьмовны Жаковой - дом в котором жили Фирсовы и два дома Смолиных. Квартиры, взамен снесённых домов в то время не предоставляли, а выдали только страховку за всё, про всё - 2 тысячи рублей. Можно было перенести дома, но это было себе дороже, т.к. дома были старые - тронь и рассыплются. Без мужчины такое дело было не поднять.
Однако всем квартирантам предоставили жильё в национализированных, старых постройках, а нам, как частникам - шиш. Дали 2 тысячи, уплаченной нами же страховки, и иди со своими деньгами куда хочешь!

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко о жизни в Челябинске, 1927-30 )
alexjourba: (Default)
Зоя Скляренко, Челябинск, 1929 год


С 1927 по 1930 год я училась в школе - семилетке № 1. Находилась она во дворе между улицами Цвиллинга и Кирова. Ходила я в школу через двор с улицы Кирова. Так ходить было ближе.
На одном участке находится две школы: та, что фасадом на улицу Цвиллинга - это школа 9-летка, бывшая прогимназия, где училась моя мать. В этой школе были старшие, 8-е и 9-е классы. 10-х в те годы не было. Вторая - в глубине двора, ближе к улице Кирова - это и есть cемилетка №1, она была деревянная и двухэтажная. Во дворе школы был большой сиреневый сад.

Обучение в школах второй ступени с 5-го по 9-й класс проводилось по системе "дальтон-плана". Предметные кабинеты были оборудованы столами и стульями, у стен стояли шкафы с учебниками. Приборов и учебных пособий почти не было, были только плакаты. Богаче всех был кабинет химии.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко о жизни в Челябинске, 1927-30 )
alexjourba: (Default)
Минна Рааб-Пашутина, Эмма Рааб, Зоя Скляренко, Пелагея Михайловна Вишнякова, Красноярск, 1925 год


Моя мать ежегодно держала по 2 поросёнка, обычно кастрированных хрячков. Осенью или ближе к зиме, обычно в ноябре их закалывали. Окорока и корейку солили и коптили, а мясо ели свежим всю зиму. Коптить окорока отдавали специалистам, потом запекали в русской печи в тесте. Корочка теста пропитывалась салом и была очень вкусной.
Зимой 1925 г. мать собралась в гости к Николаю в Красноярск. Это было время зимних каникул и она взяла с собой и меня. Упаковала огромный окорок и ещё корейку. И мы поехали в дальний путь.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко о жизни в Челябинске, 1925-29 )
alexjourba: (Default)
Пелагея Михайловна Вишнякова, Зоя Скляренко, Челябинск, 1925 год


В предыдущей серии воспоминаний моей бабушки она пишет о том, как они подружились с семьей ее (бабушки) двоюродного брата Сергея Григорьевича Колбина, его женой Александрой Петровной Нероновой - врачами, долгое время бывшими их лучшими друзьями в Челябинске - и в то время и много позже.
Александра Петровна написала краткие воспоминания о тете Поле (моей прабабушке Пелагее Михайловне), один фрагмент из него я уже выкладывал, а сейчас публикую остальное.


Рассказ Александры Петровны Нероновой
В 1925 году я и Сережа после окончания медицинского факультета Пермского Университета получили назначение в Челябинск. Стояло жаркое лето. Почти ежедневно, чтобы получить распределение, мы совершали паломничество в Челябинский здравотдел, где нам должны были найти место сразу в одной точке для супружеской пары.

В городе мест не было, особенно для таких как мы, без практического стажа. В сельской местности была острая нехватка врачей, но нигде не требовалось два врача в одну точку. Мы тоскливо и тревожно проживали в доме родителей Сережи и ждали своего часа.
- Надо сходить повидать тетю Полю - единодушно решили Григорий Васильевич, Любовь Михайловна и Сережа. И вот мы на пути к новому для меня знакомству.

В гостях у тети Поли + история о женской дипломатии в кооперативных делах )
alexjourba: (Default)
Сергей Григорьевич Колбин, Александра Петровна Неронова, Челябинск, 1925 год


В январе 1924 года умер Ленин. Мы школьники в лютый зимний мороз идём строем на "Алое поле", где происходит церемония закладки памятника вождю революции. На следующий год там был построен памятник из серого "дикого камня". Он имел вид мавзолея, в нише которого помещался скульптурный портрет В.И.Ленина.
На этом же "Алом поле" находилась Александро-Невская церковь. В те годы в ней ещё велась служба и работала церковь вероятно до 1929 года. Затем кресты и купола сняли, и помещение стали использовать сначала под планетарий, а потом под музей.
Территория "Алого поля" была использована под разбивку детского парка. Было высажено много деревьев, разбиты дорожки и устроены клумбы. Сделали детские площадки и другие аттракционы. На этой же территории был построен дворец пионеров.

Будучи в 1986 году в Челябинске, я посетила этот парк и увидела, что производится полная реконструкция "Алого поля". Асфальтировались аллеи, закладывались фундаменты под какие то капитальные сооружения, проводилась полная реставрация церкви Александра Невского. Заново отстроили купола, звонницу, обновлены разрушенные кирпичные стены. Было видно, что будет восстановлен и внутренний облик церкви. Только вот сохранились ли архитектурные материалы на богатое внутреннее убранство? Видимо, сделают что-то новое, так как в отреставрированном здании предполагают установить орган и устроить там концертный зал. Мне же запомнились богатые иконы, картины в нишах и золотые с искусной резьбой врата в алтарь.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко о жизни в Челябинске, 1924-26 )
alexjourba: (Default)
Зоя Скляренко, 1920ые годы


В 1920-м году был неурожай хлеба и начался голод. У матери нет денег прокормить троих человек и она сдаёт дом врачу Неаполитанову в аренду.
Себе же она решила приспособить под жильё бывшее складское помещение, построенное из серого гранита /дикого камня/ на своём подворье. Сложили русскую печь и сделали перегородки для комнат. Получилось 4 комнаты и кухня. Начали обживаться на новом месте, а заработков всё не хватает на прожитьё. Мать опять начала пускать квартирантов с питанием.

Помню жил один мужчина по фамилии Чеснок и с ним связана одна история. Однажды к матери прибегает соседка и сообщает, что на дома начали вешать таблички с номерами о принадлежности их государству. Мать немедленно обратилась в городскую управу и ей там сказали, что на их дома нет плана, как это положено. Вот этот квартирант Чеснок и помог матери. Он был по профессии архитектор и вычертил планы её домов по всем правилам, так что не придерешься. После этого дома снова стали во владении матери и она могла сдавать их внаём за деньги.

Но этот наём был в те времена чисто формальным делом. Никто ничего не платил и стребовать через суд деньги было невозможно. Когда же нахальные поселенцы разъезжались, то мать пускала надёжных постояльцев, которые платили за прожитьё.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко о жизни в Челябинске, 1920-23 )
alexjourba: (Default)
Евгений Николаевич Пашутин, 1910ые годы


Все сыновья матери воевали, как офицеры белой армии. Николай был в Австрийском плену, где-то в Бендерах.
Михаил Николаевич на фронте при отступлении заболел сыпным тифом. Его, тяжело больного, везли на телеге. Лошади понесли под гору и он разбился при падении. Умер от болезни и травм.

Евгений погиб при трагических обстоятельствах. Их рассказал матери кто-то из сослуживцев сына. Евгений воевал в армии Колчака, которая отступала под натиском красноармейцев. Евгений оказался в вагоне вместе с белым генералом. Красноармейцы остановили поезд, вывели всех из вагона, поставили под насыпь железной дороги и расстреляли всех до одного. Никто тогда не выяснял, кому сколько лет и давно ли служит. Было Евгению всего 22 года. Так же, как и Михаил, он не оставил после себя детей.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко о революции в Челябинске и о ее брате, 1915-20 )
alexjourba: (Default)
Федор Михайлович Скляренко, представительство фирмы "Генрих Ланц", Челябинск, 1910ые годы


В годы смутного времени Пелагея Михайловна жила в большом, унаследованном от мужа доме, в котором было 5 комнат по улице Елькина д. 49-а.
У нее три сына: Николай, Михаил, Евгений. Они взрослые, учатся в городе Оренбурге в военном офицерском училище. Чтобы материально обеспечить жизнь сдает комнаты квартирантам с питанием. Квартиранты в основном служащие продавцами в продовольственных магазинах и рассчитываются за квартиру продуктами. Один из квартирантов Федор Михайлович Скляренко служит в немецкой фирме "Генрих Ланц", специализирующейся по продаже сельскохозяйственных машин. Он в 46 лет холостой. За него-то и вышла Пелагея Михайловна замуж после 12-и лет вдовства.

Венчались они 5 апреля 1915 г. в Христо-Рождественском соборе города Челябинска. Он находился на улице Уфимской, переименованной в улицу Кирова, недалеко от моста через реку Миасс, что в переводе с татарского означает "на, пей!". После революции этот прекрасный собор был сломан и теперь на этом месте стоит театр оперы и балета.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко о ее отце, 1915-20 )
alexjourba: (Default)
1890 - 1902
Пелагея Михайловна Вишнякова, после окончания прогимназии была отправлена учительствовать в деревню. Школой называлась обыкновенная деревенская изба, а учеников было мало и все разного возраста, причём некоторые старше "учительницы". Но учительствовать ей долго не пришлось. Проучила она их всего одну зиму, а дальше вступил в силу непреложный закон деда Михайлы - "по достижении 16-и лет замуж", т.к. надела земли на девиц не давали. Без её ведома просватали Полю за Николая Петровича Пашутина - троюродного брата и соседа, который был её старше на 6 лет.

Николай Петрович Пашутин, Пелагея Михайловна Вишнякова, свадебное фото, 1890 год



Судя по старым фотографиям свекровь и мать Поли схожи на лица и вероятно они были двоюродными сёстрами. На этот брак потребовалось разрешение духовенства для венчания. Деда Михайлу сватовство вполне устраивало, т.к. эти соседи и родственники имели "три источника неистощимых" - землю, мельницы и доходные дома. Не утруждая особенно себя, они землю и мельницу сдавали в аренду, а в дома пускали жильцов. Деньги сами ручейком текли в карманы, и можно было жить безбедно. Жили Пашутины на той же улице напротив дома Вишняковых. Домов у них было три и сыновей тоже трое: Николай, Михаил и Евгений. Эти имена главные в родстве Пашутиных и имена трагичные.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко о ее матери, 1890-1914 )
alexjourba: (Default)
1948 год
В конце 1948 года нам предложили переехать на другую квартиру по улице Коли Мяготина д.221а, так как вернулся из армии бывший жилец. Название улицы было дано в честь мальчика-героя, который в период раскулачивания предал своего отца, доказав где он спрятал хлеб.
Улица была проложена на бывшем кладбище здесь было построено несколько 2-х этажных, деревянных домов по 4 квартиры каждом, из 2-х подъездов. В подъездах были лестницы на второй этаж. Два дома были предназначены для сотрудников ОБЛЗО. Каждая квартира имела площадь примерно 60 кв.метров. Расположение внутри квартиры всех необходимых помещений сложное, от входа до конца заканчивающегося окном. При входе налево две больших комнаты, между ними печь, отапливавшая углем и дровами. Далее, примерно 1,5 м от стены до конца стены квартиры подсобное помещение, предназначенное для хранения верхней одежды и других надобностей /я например стирала белье/ есть окно на улицу. По правую сторону от входа большая кухня, большая кирпичная плита для приготовления пищи, топка дровами, углем. Это кухня-столовая где разместился привезенный нами большой буфет, большой обеденный стол, стулья. Далее по коридору помещение с одним окном, разгороженное пополам. При входе в первой половине умывальник с краном холодной воды (воду приносили с колонки платной). Вот такая планировка. Наша квартира во втором доме на первом этаже. 2 больших комнаты, кухня, чулан, воды и канализации нет.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко, 1948-49 )

Это последняя по датировке запись в воспоминаниях Зои Федоровны, свою жизнь в Кургане в 50ых годах, когда она заканчивала институт и в Дубровицах - а затем в Юшино, уже в 1970ые годы - она, к сожалению, не описывала - равно как и Василий Денисович, воспоминания которого заканчиваются 1950ыми годами в Подмосковье.
Правда я еще не выкладывал сюда воспоминания Зои Федоровны о жизни в Челябинске в период ее детства и юности, постепенно опубликую, этот текст у меня есть.
alexjourba: (Default)
Амплий Ласточкин, Ариадна Рааб, Мария Желайтис, 1926 год, село Еткуль, Челябинская область


Рассказ Александры Петровны Нероновой
Хоть и царил в доме внутренний покой и уют, но жизнь периодически омрачалась выплатой громадных, несоразмерных налогов и утомительной, непосильной нагрузки по очистке зимой тротуаров от снега. Владения были обширные и косяком выходили на угол двух улиц: Театральной площади с улицей Воровского и тихой улицей Елькина.
Стукнет с раннего утра в окно милиционер: "хозяйка, снег на улице убирать" или "канавы копать" и затрепещет сердце тёти Поли. Все улицы и двор за ночь покрылись сугробами снега и требуется срочная уборка, а то очередной штраф. Пойдут в ход лопаты, мётлы, скребки, и сама тётя Поля включается в работу не жалея физических сил. Снегопады, метели - это было "стихийное бедствие", это была работа "до издоху".
Одна из комнат была отдана в распоряжение Ади /Ариадны/ Рааб, родной сестры жены старшего сына тети Поли – Николая Пашутина. Адя красивая, молодая девушка, в поведении скромная, замкнутая в себе. Она носила мечту надёжно выйти замуж за "порядочного" человека, который бы материально и морально обеспечил ей тихую, спокойную жизнь счастливой домашней хозяйки.

О том, что было дальше )
alexjourba: (Default)
Ограбление и смерть матери
Василий Денисович работает в ОБЛЗО. Ездит по заводам оформляет поставку запчастей для тракторов в колхозах и совхозах. Узнал, что в Челябинске организуется отправка специалистов - инженеров в Магадан. Он съездил в Челябинск, узнал условия работы и заработную плату, оформился на какой-то срок работы, с целью заработать деньги для материального поддержания семьи. Время 1 октября. Увольняется с работы в Курганском ОБЛЗО, должен ехать в Челябинск получить проездные и подъемные 10 тыс. руб. Ему нужно вернуться в Курган, оставить нам на пропитание 5 тысяч и ехать в Магадан на работу.
В ночь на 1 октября нас обворовали. Приставили к окну лестницу, влезли в квартиру, вынули из кармана, пиджака Василия Денисовича все содержимое: карточки на хлеб на всю семью украли, оставили только партийный и профсоюзный билет и паспорт, которые были разложены (выброшены на подоконнике со стороны улицы). Украли все носильные вещи, которые были в этой комнате - бостоновый костюм, альпак - куртка и брюки, комплект одежды из ремесленного училища, только что полученного Владимиром, т.к. он поступил в ремесленное училище в 6 класс.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко, 1946-47 )
alexjourba: (Default)
Я общалась во дворе с семьей Завьяловых. Бабушка была общительная, часто к нам заходила. У нее было своеобразное хобби: держала она морскую свинку, главную ее помощницу. В небольшой коробочке были уложены конвертики, в которых были написаны либо пожелания, либо будущие судьбы. Ходила она с этой коробочкой и морской свинкой, и за небольшую плату свинка вытаскивала конвертик для желающих узнать, что их ожидает в будущем. Иногда, когда матери Нине или дочке нужно было срочно сшить платье, я им это делала, совершенно безвозмездно по дружбе.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко, 1945 )
alexjourba: (Default)
И вот 16 июня 1944 г. Вася уволился из Варлаковской МТС и уехал в Курган, в распоряжение ОБЛЗО. 19 Июня он приступил к работе начальником газогенераторной станции. Первое его поручение - это командировка в Далматовскую МТС. У них не работали газогенераторные трактора. Семья же осталась в Варлаково ещё около месяца. 24 июля я уволилась из столовой, Вася приехал на грузовой машине полуторке и начал перевозить семью в Курган.
Уехали мама, Женя и Олег в кабине, а поросёнок ехал в кузове. Олег рассказывает, что помнит момент переезда, и даже шофёра, который угостил его баранкой. В это время ему было два с половиной года. Я и Вовка отправились на подводе, т/е на телеге, запряжённой лошадью. Возницей был мальчик лет 15-и. Корова была привязана к телеге и шла сзади. Кошку, которую мы все переезды, начиная с Челябинска, возили с собой, пришлось оставить в Варлаково.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко, 1944 )
alexjourba: (Default)
Зима была суровой и я не выпускала детей гулять, да и валенок не было для гуляний. Днем Женя и Олег сидели на полатях, играли там и спали. Русская печь занимала почти всю комнату. В ней варили пищу, на ней сушили одежду, на ней спали. От печи к стене были набиты толстые плахи с бортиком - "полати". На них надо было залезать по приступкам сначала на верх печи, где тоже спали, а потом переходить на полати. Застелены они были старой одеждой. Игрушек у детей не было и они терзали единственную книжку "Почемучка" Бориса Житкова. Читать они ещё не умели, но рассматривали и вырезали картинки, вырывали листы и, по примеру взрослых мужиков, крутили и склеивали слюнями самокрутки - козьи ножки. В общем растрепали хорошую книжку, которую покупали Вовке, но он книжками не интересовался. У него были другие интересы. Строить каверзы и получать из них выгоду для себя. В избе у нас жила ещё кошка. Большая, мышастой полосатой окраски и очень строгая. Вольностей не позволяла, шипела и могла укусить или исцарапать. Спала она на печке и её обязанностью было ловить мышей.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко, 1943-44 )
alexjourba: (Default)
1941 год
В марте месяце Вася ещё раз приехал из Прорыва в командировку в Областное Управление Сельского Хозяйства. Сообщил, что снял уже дом и скоро приедет за нами на машине. Я стала увольняться с работы и готовить вещи к отъезду.
И тут, совсем некстати, поняла, что в последний визит мужа забеременела. Долго мучилась и не знала как мне поступить. Хотела делать аборт, но они тогда были запрещены. Устроить нелегальный аборт было очень сложно и дорого. Надо было обращаться к Александре Петровне, т.к. она в то время работала в областном роддоме и в принципе могла бы устроить. И время отъезда подпирает - не знаю куда деваться! Пошла к тёте Анюте - Анне Поликарповне Николаевой.
У неё в это время в доме было пятеро живых детей, не считая умерших. Она мне и говорит: "Не бери в голову! Где двое детей есть, то и третий не помешает!" И вот я согласилась и бросила думать об аборте.
В апреле месяце Вася приехал за нами на грузовике. Погрузили мы в неё весь свой скарб и уехали в Островскую МТС начинать новую жизнь.
Свою квартиру в Челябинске на ЧТХ я отдала своей начальнице - Тамаре Константиновне Катаргиной.
Как то тогда это можно было легко устроить без лишней волокиты. На новом месте всё, конечно, оказалось не так радужно, как мне муж предварительно расписывал. В Прорывном мы поселились в старом, покосившемся, деревянном доме. У дома был участок с огородом и мама сразу же начала сажать овощи. Была на участке ещё развалившаяся баня и саманный сарай без крыши, который служил нам туалетом. Нормального уличного туалета Вася так и не сделал. Баню он тоже не поправил. А то и другое нам очень были нужны.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко, 1941-43 )
alexjourba: (Default)
Сын Женя и семейные сложности
19 июня 1938 г. у меня родился сын Евгений.
Было это в воскресенье, мама была на работе, а мы с Васей в 10 утра завтракали. Вдруг я почувствовала, что начинаются родовые схватки и говорю: "Надо идти скорее в больницу!" Успела помыть голову, переодеть бельё и мы быстро пошли пешком. Надо было обходить длинный забор больницы и тут меня снова схватило. Вася выломал в заборе доску и протащил меня в дыру. Тут до ворот поближе дойти. Меня приняли, осмотрели и сразу на стол, где я быстро и без всяких обезболивающих средств родила сына. Ох и горластый же он оказался! Выписывали тогда из больницы на 9-й день. Регистрировать его в ЗАГС ходила сама и сама же дала ему имя Евгений в память маминого младшего сына, погибшего в революционные годы. Он погиб молодым красивым офицером и вся вина его была в том, что он оказался в одном вагоне с генералом.
Я брата запомнила, хотя тогда была совсем маленькой. Перед отъездом на фронт он приезжал к нам и подарил мне игрушку - мягкую белую собачку, которая умела пищать. Пищалка была спрятана под хвостом и пищала, если собачку нажимали. Но я не могла нажимать ещё, т.к. не хватало сил. Я перевёртывала собачку головой вниз и била кулаком под хвост. Тогда она так тявкала.

Воспоминания Зои Федоровны Скляренко, 1938-40 )

Profile

alexjourba: (Default)
alexjourba

June 2017

S M T W T F S
    12 3
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 23rd, 2017 05:08 am
Powered by Dreamwidth Studios